Женская роль или зачем нужны жены?

(Джуди Сайферс «Почему мне нужна жена» (1971))

Обсудить на форуме

Я отношусь к категории людей, известных, как жены.

Я Жена. И, что вполне закономерно, я мать.

Не так давно мой старый друг вновь появился на сцене после недавнего развода. У него был один ребенок, который, естественно, остался с его бывшей женой. Он искал новую жену. Однажды вечером я гладила белье и думала о нем, и вдруг внезапно осознала, что мне тоже очень бы хотелось иметь жену.

Почему же мне нужна жена?

«Долой кухонное рабство!», Шегаль Григорий Михайлович, 1931Мне бы очень хотелось продолжить образование, чтобы я смогла стать экономически независимой, обеспечивать себя, и при необходимости, обеспечивать тех, кто от меня зависит. Мне нужна жена, которая будет работать, пока я смогу учиться в институте. И пока я учусь, мне нужна жена, которая будет заботиться о моих детях. Мне нужна жена, которая будет следить за тем, чтобы вовремя водить детей к педиатру и дантисту. И мои визиты к врачу она тоже будет отслеживать. Мне нужна жена, которая позаботится о том, чтобы мои дети вовремя ели и были чистыми.

Мне нужна жена, которая будет стирать и гладить детскую одежду. Мне нужна жена, которая будет хорошим и заботливым сопровождающим лицом для детей, которая будет отводить их в школу, следить за тем, чтобы у них было достаточно общения со сверстниками, водить их в парк, в зоопарк и так далее. Мне нужна жена, которая будет ухаживать за детьми, когда они больны. Жена, которая всегда будет рядом, если детям понадобится особый уход, ведь я, разумеется, не могу пропускать занятия в институте.

Моя жена должна будет сделать так, чтобы пропускать работу по уходу за детьми, но не потерять при этом работу. Это может привести к потере части зарплаты, но я думаю, я это переживу. И очевидно, что моя жена будет оплачивать уход за детьми, ведь это она работает.

Мне нужна жена, которая будет заботиться обо всех моих физических потребностях. Жена, которая будет поддерживать мой дом в чистоте. Жена, которая будет прибирать за моими детьми и за мной. Мне нужна жена, которая будет содержать мою одежду в чистоте, гладить ее, чистить. Она должна следить, чтобы мои вещи всегда лежали на своих местах, и чтобы я могла найти их в любую минуту.

Мне нужна жена, которая будет готовить еду, и моя жена должна быть хорошей поварихой. Мне нужна жена, которая будет планировать меню, делать все необходимые покупки, готовить, подавать еду на стол, а затем она будет прибирать на столе и мыть посуду, пока я сижу с учебниками. Мне нужна жена, которая будет заботиться обо мне, если я заболею, которая будет сочувствовать моему плохому самочувствию и пропуску занятий.

Мне нужна жена, которая всегда будет рядом, когда наша семья отправляется на отдых, так чтобы она продолжала заботиться обо мне и моих детях, пока я набираюсь сил и отдыхаю. Мне нужна жена, которая не будет жаловаться на исполнение обязанностей жены. Но мне нужна жена, которая будет внимательно выслушивать все, что было трудным или интересным в моей учебе. Мне нужна жена, которая будет печатать мои рукописи для института.

Жена, которая не будет жаловаться на исполнение обязанностей жены!

Мне нужна жена, которая будет заботиться обо всех деталях моей социальной жизни. Когда мы с женой приглашены куда-нибудь, я хочу, чтобы моя жена договаривалась, кто будет сидеть с детьми. Когда во время учебы я встречаю интересных людей, моя жена должна сделать дома уборку, приготовить специальные блюда, подавать на стол мне и моим и друзьям, и не перебивать, когда я обсуждаю вещи, интересные мне с друзьями.

Мне нужна жена, которая позаботиться о том, чтобы дети были накормлены и уложены спать, так чтобы они не беспокоили меня и моих гостей. Мне нужна жена, которая позаботится о том, чтобы моим гостям было комфортно, которая будет подавать и менять им пепельницы, предлагать им добавку, наполнять бокалы вином и убирать их по необходимости, которая будет подавать им кофе так, как им нравится. И мне нужна жена, которая понимает, что иногда мне нужно и самой провести вечер вне дома.

Мне нужна жена, чувствительная к моим сексуальным потребностям, жена, которая любит страстно и с готовностью тогда, когда мне этого хочется, жена, которая делает все, чтобы добиться моего удовлетворения. И, конечно, мне нужна жена, которая не будет требовать сексуального внимания, когда я не в настроении. Мне нужна жена, которая берет на себя всю ответственность за контрацепцию, потому что мне не нужно больше детей. Мне нужна жена, которая всегда остается мне верной, чтобы мне не приходилось омрачать свою интеллектуальную жизнь ревностью. И мне нужна жена, которая понимает, что мои сексуальные потребности выходят за скучные рамки моногамии. В конце концов, мне нужно общаться с разными людьми.

Жена, которая будет подавать моим друзьям кофе так, как им нравится.

Если случится так, что я встречу кого-нибудь получше, чем моя нынешняя жена, мне нужна свобода заменить мою текущую жену на более новую. Естественно, пока я буду наслаждаться свежей и новой жизнью, моя предыдущая жена должна будет заботиться о детях и нести за них полную ответственность, так чтобы мне не пришлось ограничивать свою свободу.

И конечно, когда я закончу учебу и устроюсь на хорошую работу, моя жена должна перестать работать и сидеть дома, чтобы полностью посвятить себя выполнению обязанностей жены.

Господи, да кто же не захочет иметь жену?

Перевод Веты Мороз
Источник: ravnopravka.ru

Обсудить на форуме

Автор записи Комментарии к записи Женская роль или зачем нужны жены? отключены Записей в Право

Гиноцид как культ красоты

(Ольга Бурмакова о книге Naomi Wolf, ‘The Beauty Myth: How Images of Beauty Are Used Against Women’)

Обсудить на форуме

«Стой!», Неизвестный художник, 1929 годСтандарт красоты устанавливает вес ощутимо ниже средней женской нормы, и для того, чтобы почувствовать себя «красивой», женщина начинает худеть. Однако тело быстро восстанавливается, и тем самым запускается цикл потери и набора веса, который занимает значительную часть внимания женщины, отнимает у нее силы, снижает самооценку вплоть до депрессии, ухудшает здоровье вплоть до болезней и смерти, и создает у нее постоянное ощущение вины. Женская полнота подается как моральный вопрос: женщина, которая добивается успеха в похудании, которая выглядит «правильно» — хорошая, а женщина, которая отказывается худеть, не достигает успеха в похудании или теряет обретенную худобу — плохая (ленивая, безвольная, не следит за собой, не старается быть хорошей).

Абсурдность ситуации и ее гендерную подоплеку демонстрирует то, что мужчин с медицинским лишним весом значительно больше, чем женщин, и при этом для мужчин лишний вес намного опаснее. Для здоровья женщин, по наблюдениям врачей, полезнее иметь вес на десять-пятнадцать процентов больше среднего и не прибегать к диетам. Основная связь веса и здоровья у женщин — то, что полные женщины все время пытаются худеть, в то же время испытывая депрессию и другие психологические проблемы, и именно этим подрывают свое здоровье. Зато у мужчин лишний вес приводит к развитию болезней, порой смертельно опасных. Логично было бы предположить, что именно мужчины должны бы уделять максимум внимания диетам и контролю за весом, но этого не происходит — все публичное и индивидуальное внимание направлено на снижение веса женщин.

Вульф почти любуется таким изящным решением проблемы женской активности, подрывающей мужские институты власти: объявить нормативным вес ниже свойственного 90% женского населения — и женщины погружаются в бесконечный цикл похудания, который отвлекает их от всего остального, вызывает ощущение вины и «недостойности», и фактически доводит до тихого помешательства, свойственного гипнотическому эффекту культа красоты. Постоянный возврат веса подрывает самооценку и чувство успешности, а продолжительный голод и нехватка калорий, согласно многочисленным исследованиям, меняют личность, делая ее «пассивной, тревожной и чрезмерно эмоциональной». Такой личностью значительно легче управлять, чем уверенной в себе, активной и ясно мыслящей свободной женщиной.

Голодание создает черты поведения, которые принято считать «типично женскими» — пассивность, иррациональность, эмоциональные скачки, подавленность и истерию, повышенное внимание к мелочам и в то же время дезорганизованность. Именно эти изменения личности проявила группа испытуемых, которым на шесть месяцев вдвое снизили количество употребляемой еды, доведя ее до объема, обычного для женских диет. Вся группа состояла из здоровых молодых мужчин.

Пища — это первостепенный признак социальной значимости. Общество лучше всего кормит тех, кого больше ценит — дает им лакомые кусочки, лучшие ресурсы, которые есть в его распоряжении. Совместное употребление пищи, «преломление хлеба» — это ритуал установления союзнических, дружеских связей. Исторически женщинам часто отказывали в пище: лучшие куски, первый подход к общему котлу доставались мужчинам и мальчикам, женщин не сажали за общий стол. Навязанный современным женщинам и интернализированный ими отказ в еде снова объявляет их вторичными, не заслуживающими куска хлеба и отделяет их от тех, с кем этот хлеб можно преломить. Даже в изобилии западного мира они питаются как нищие, и чувствуют себя так же.

Вульф сравнивает потребление калорий в популярных диетах с потреблением калорий в гетто, концентрационных лагерях, оккупированных территориях. Калорийность рационов в клиниках потери веса совпадает с калорийностью рационов Треблинки. На оккупированных территориях при потере веса больше 25% от массы тела человеку давали дополнительное питание, потому что такая потеря разрушает функционирование тела; современные диеты направлены именно на такую потерю, и больше.

Женский жир подается в мифе о красоте как зловещая сущность, «грязь» женского тела — именно женского, так как природная жировая прослойка является типичной женской характеристикой. От рождения у девочек жировая прослойка на 10-15% больше, чем у мальчиков, и с возрастом эта разница только увеличивается. Жировая прослойка у женщин — это признак и необходимая часть сексуальной зрелости и плодородия. Для зрелых женщин нормально иметь жировую прослойку, составляющую 40% от массы тела. При этом потребность женщин в калориях, вопреки утверждениям диетологов, не меньше, чем у мужчин.

Неестественная, не врожденная худоба плохо сказывается на женском здоровье, особенно на здоровье сексуальном и на способности к деторождению; худые, голодающие женщины страдают от всех видов «женских» болезней, у них снижается либидо. Они выглядят «сексуальнее» по современным меркам, но их настоящая сексуальность падает — недокормленное голодное тело не заинтересованно в удовольствиях плоти.

Голодные женщины безопасны для истеблишмента, потому что их мысли заняты едой и виной, их тела пассивно подчиняются, они лишены энергии, нужной для активных действий, и послушны. Неудивительно, что анорексия и булимия, болезни, вызванные требованиями мифа о красоте, приобретают эпидемические масштабы, но истеблишмент не предпринимает никаких мер для прекращения этой эпидемии. Анорексия подается как «женская болезнь», о которой даже как-то неприлично говорить вслух, как душевное расстройство, вызванное личными, а не систематическими социальными, причинами. Вульф приводит примеры женщин, страдающих анорексией, их мотивации, их личный опыт, и приходит к выводу: анорексия — это состояние политических заключенных в анти-женском лагере «красоты».

Молодые женщины оказываются в этом лагере еще до того, как достигают полового созревания. Культ красоты пытается возвести барьер между ними и феминизмом, снова и снова внушая, что феминистки «некрасивы» (потому что они не подчиняются стандартам «красоты»), и молодые женщины дистанцируются от движения, от названия, даже если их реальные действия феминистичны. В то же время худоба и сопровождающая ее анорексия становится для них условием продвижения по выбранному пути, будь то карьера, или семья, или и то и другое. Вульф называет худобу корсетом нового времени, который, в отличие от прежних, невозможно снять даже на ночь.

Девочки допубертатного возраста уже худеют, уже отказываются от удовольствий тела и добровольно причиняют себе физические страдания, которые вызывает голод, ради неясной, но манящей цели «красоты». Разумеется, для них красота тоже не самоценна: уже в этом возрасте они знают, что под «красотой» подразумевается социальное принятие, признание, похвала — что только «красивые» бывают хорошими, а чтобы быть «красивой», надо быть худой. Перенимая абсурдность логики взрослых, ради удовольствия быть собой они жертвуют собой же, в результате не получая ничего, кроме цикла вины и новых жертв для ее искупления. Даже маленькие девочки лишают себя еды, следовательно, и энергии для роста и развития, для движения, для открытия мира и его освоения.

Источник: chaskor.ru

Обсудить на форуме

Автор записи Комментарии к записи Гиноцид как культ красоты отключены Записей в Право

Природная работа как природное счастье и природное предназначение

(Аудио-пьеса, автор Оксана Шаталова)

Голос 1 — «циничный»
Голос 2 — «марксистский»
Голос 3 — «феминистский»

«Женщина является половой и трудовой подругой мужчины»

Геббельс

Голос 1

Валерий Барыкин, «Не зевай!»Батька Геббельс нам завещал: «Женщина является трудовой и половой подругой мужчины».

«Половая подруга» — это видимое, гипер-видимое, в багете, в рамке, мясо, Даная, Маруся, мать-земля, живет моя отрада, лебедь белая, тварь-убью.

«Трудовая подруга» — это невидимое, гипер-невидимое, добби, сила трения, шуршит по хозяйству — шуршать может что-то сухое, — сила тока, баба с возу, три кА, шторы, москва-слезам-не-верит, тварь-убью.

Батька нам завещал: у женщины есть предназначение, как у любой машины. Это средство производства удовольствия и рабочей силы. Это машина половая. Это машина трудовая, комбайн и пылесборник. Она приходит с работы и принимается шуршать, как палая листва, как мятая бумага. С одной стороны — она должна, с другой стороны — это ее суть, предназначение. Она биологически предназначена мыть пол, понимаете, у нее манипулятор под кожей вместо швабры и ершик для чистки унитаза. И, наконец, с третьей стороны — это ей нравится!

Получается Треугольник Щастья.

Голос 2

В экономических науках домашний труд именуется репродуктивным, — это труд по воспроизводству условий жизни — стирка, уборка, готовка.

Самое интересное то, что деятельность эту нельзя назвать отчужденной. Общественная занятость работницы — диспетчерки, крановщицы, сварщицы — концентрирует классические черты отчуждения. Возвращаясь с работы, она вновь принимается за труд, начиная рабочий день после рабочего дня. Но труд на рабочем месте и труд дома для самой работницы разнится принципиально. Домашняя работа — своя, родная. Дома — свои стены, свои дети, своя картошка, своя пыль. Работа совершается не для эксплуататора, но для семьи.

Однако это и не освобожденный труд, у Маркса называемый «не средство, но первая потребность жизни». Репродуктивный труд есть гиперболизированное средство. Его мотив — не свободный выбор, но необходимость. Как и отчужденный труд, он имеет хозяина, называемого «Большим Другим», «мудростью веков» или «любовью». Репродуктивный труд обычно противопоставляется либо продуктивному, либо творческому. Последний и есть неотчужденная активность пар экселанс. Творческий труд, функция и привилегия креатора, созидает и преобразует мир. Репродуктивный труд поддерживает созданное.

Что же это такое? Проясняет дело фраза одной женщины-работницы. «Это наша природная работа», — объяснила она. Природная работа. Эта фраза назначает репродуктивному труду вполне ясное место в трудовой топологии…

Голос 3

Никто никогда не призывал мужей и сыновей разделить с женщинами домашний труд. Даже большевики не призывали. Они ждали кухонной НТР. Они ждали, когда стиральные машинки научатся гладить и печь пироги. Большевики знали — призывать бесполезно, гендерные клейма въелись крепко, лозунгами тут не обойдешься, нужно менять мир.

Но в итоге обошлись лозунгами.

Рабочие мужчины говорят: «Надо кормить семью». Рабочие женщины говорят иначе: «Надо поднимать детей». Женщина кормить семью не может, у нее нет полномочий и компетенции, чтобы сразу всю семью. Сразу всю семью способен только муж.

Концентрические круги иерархо-любви, прямо по анекдоту: мужчины любят женщин, женщины любят детей, дети любят хомячков, а хомячки никого не любят.

Голос 2

Отношение общества к «природному труду» женщин конгруэнтно отношению к собственно природному труду — труду животных.

«Животное… тождественно со своей жизнедеятельностью, — пишет Маркс. — Оно не отличает себя от своей жизнедеятельности. Оно есть эта жизнедеятельность. Человек же делает самое свою жизнедеятельность предметом своей воли и своего сознания».

Не аналогична ли оппозиция репродуктивного и творческого труда? Домашний труд женщины расценивается как ее «естественное» продолжение, как соты есть продолжение пчел. Вслушайтесь в мизогинические поговорки и найдете множество ярких штришков. «Женщина — друг человека» — это собственно и означает животное, собаку. Причем животное несвободное — прирученное, полезное, функциональное. Геббельсовские «половая и трудовая подруга» — ясные, отчетливые функции. Формула «предназначение женщины», столь востребованная сексистами, имплицирует сугубую функциональность подруги.

«Предназначение» — главная и безусловная сексистская максима.

А ведь предназначение имеется только у предметов, — у косилки, у стиральной машинки, у чайника. Или у домашних животных — дойной коровы или свиньи на убой. Приручение есть форма отчуждения от себя: имманентные качества животных — медоносность пчелы, обоняние собаки — поставлены на службу другому. Они — органические орудия труда.

Женщине искусственно приписаны «природные качества», — приписаны и закреплены в культурной матрице как якобы имманентные, вечно-присущие. Женщине искусственно приписаны качества органического орудия труда — фатальное отсутствие собственных интересов, забвение и отрицание индивидуального самосовершенствования, повиновение, немота.

Голос 2

Отчужденный труд и «природная работа» — зеркальные близнецы. Но отчужденный труд проблематизирует отношения собственности, обостряя и обнажая противоречия, а «природная работа» скрывает отношения собственности, маскируя противоречия и вводя человека в режим сугубо-частного существования.

Для Маркса человеком в собственном смысле являлся общественный человек, — который должен вернуться из «религии, семьи, государства к своему человеческому, то есть общественному бытию».

Капиталистический же человек это человек частный, не выходящий за границы эмпирического бытия, непосредственно воспринимаемого органами чувств. Это сугубо аполитический регистр сознания. Стандарт такого человека это женщина, животное аполитическое. Ее интересует только своё, личное, камерное.

Но не только личное это политическое, но и политическое это политическое.

Правильная женщина не должна интересоваться «большим миром», общественным бытием. Она должна говорить только о «личном». Она может любить Путина или Назарбаева, но как патриарха, как главного мужчину, коему делегирована воля.

Сугубо-аполитическое сознание считается женским, хотя присуще рабочему большинству вне зависимости от пола.

Голос 1

Когда «природная работа» становится профессией, это всегда профессия женская: няни, сиделки, уборщицы, домработницы в обеспеченных семьях.

Грамматика по Геббельсу

Слова, имеющие форму только женского рода (не имеющие формы мужского рода):

Половая подруга: шлюха, муза, проститутка.
Трудовая подруга: судомойка, няня, швея, прачка, сиделка.

Голос 3

Почему прачки и сиделки всегда только женщины? Последует ответ — вновь предназначение. Женщине это свойственно — убирать грязь. Это просто не мужская работа. Мужчине стыдно, а женщине приятно.

Второй по популярности ответ — женский труд физически легок. Женщина от природы слаба, и мы гуманно возлагаем на ее плечи посильную ношу. Перебирать в конторе бумажки, скучать в вагончике на переезде, учить, лечить — легкий труд, практически безделье, протирание кресел.

Не надо лицемерить. Легок ли труд санитарки и сиделки? Эта работа, которую выполняют всегда и только женщины, тяжела не только психологически и эмоционально. Это работа по физической нагрузке сравнима с работой грузчика или путейщика (среди которых тоже большинство женщин).

Кстати, тяжела ли физически работа парламентария? В Парламенте моей страны женщин 10 процентов. В местных представительных органах — 20 процентов. 90 и 80 процентов мужчин перекладывают бумажки и просиживают кресла.

Есть и третий вариант ответа. «Репродуктивные» женские профессии это наименее оплачиваемые профессии. Санитарка получает чуть больше 200 долларов. Это женские профессии, потому что они низкооплачиваемые. Они низкооплачиваемые, потому что они женские. Круг замкнулся.

Система эксплуатации дорожит иерархиями. Эгалитарность слишком затратна, поэтому капитализм никогда не допустит экзистенциального равенства людей. Люди второго сорта — типа женщин и негров — нужны для того, чтобы меньше им платить.

Голос 2

Иерархо-семья хранит капиталистический орднунг. Семья — родная кровь, родная собственность, весь остальной мир — неродной и враждебный. Люди сбиваются в группки, чтобы конкурировать семьями.

Все остальные люди могут быть взаимо-волками, это нормально. Только родственники, даже если у них нет общих интересов, даже если они унижают друг друга, обязаны «любить», обмениваться визитами и дарами. В бесчеловечном мире тебя будто приговаривают к квази-человечности на крошечном клочке социального пространства.

Нагляднее всего связь капитализма и патриархата вскрыл один русский националист. Большая семья, — объяснял нацик, — нужна как страховка. Если ты потеряешь трудоспособность, родственники должны тебя содержать. Таким образом с государства снимается всякая ответственность на социальную защиту их граждан, и переносится на самих же граждан. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

Голос 1

Маргарет Тэтчер изрекла: «Нет никакого общества: есть мужчины, женщины и семьи».

Один мудрый среднеазиатский Президент озвучил мудрую среднеазиатскую мысль: стариков должны содержать их дети, а не государство, потому что это сыновний/дочерний долг. Переведем эту фразу с эзопова языка на понятный. Это означает: давайте отнимем у наемного плебса те деньги, которые прежде шли на пенсионное обеспечение ввиду солидарности поколений, и приплюсуем к прибылям собственников. А плебс еще и сочтет этот грабеж священным.

Та же логика работает в случае домашнего труда. Неоплачиваемый труд по определению есть труд рабский. Бесплатная убирально-кухонная машинка нужна для нормального функционирования системы эксплуатации. В каждой семье есть такая машинка по обустройству жизни, машинка-обед-из-последней-картошки, машинка-перелатаю-перешью, машинка-считаю-откладываю. Женщина часто ведет бюджет — «всю зарплату отдаю жене» — эта машинка-из-последних-сил сделает существование наемного работника сносным, даже при самом нищенском заработке.

Голос 2

Нуклеарная семья — единственная ценность эпохи поздних олигархий. Другой идеологии просто нет. Бессемейный президент это нонсенс. Каждый кормит семью, как умеет. Президент нефтяной республики кормит свою семью — это так по-человечески понятно.

Семейный рабочий становится не угрозой для системы, а цементом системы. Он набирает кредиты и ждет — сначала ребенка, потом холодильник, потом второго ребенка, потом «Ауди» (иногда вместо второго ребенка сразу «Ауди»), потом ремонт, потом опять ремонт, потому что пол с подогревом, потом Бодрум, потом ремонт.

У нуклеарной семьи как ячейки не-общества три основные функции. Первая — социализировать, вписать в правильные рамки, обрубить потенции протеста. Вторая — вкладывать патриархальную матрицу в головы новому поколению. Патриархат воспроизводится как штамп, из семьи в семью, конвейерно, посредством программирования, именуемого воспитанием.

И третья — укрепить властную иерархическую вертикаль, продлевая ее вниз.

Муж приходит домой с работы, где он — ничто, червь, немая рабсила. Его приняли в политическую партию, даже не спросив его мнения. Он голосует на выборах под угрозой увольнения, уже забыв, что это унизительно. Он выходит на митинг в новой шуршащей униформе, которую после митинга забирают до следующего митинга, и произносит своим ртом чужие слова.

А приходит домой — здесь он господин, и здесь шуршат уже для него.

Голос 1

Геббельс сказал:

— Рождение и воспитание детей — задача всей ее жизни. Моя мать — женщина, к которой я питаю самое высокое уважение. А она так далека от умствований! Сегодня женщины говорят обо всем на свете, но не хотят рожать детей. Катастрофа!.. Мужчина — организатор жизни, женщина — его помощница и исполнительный орган!

Розенберг сказал:

— Судьей, солдатом, рулевым государства должен быть мужчина.

Общее собрание членов НСДАП сказало:

— Женщина никогда не может быть допущена в руководство партии и в руководящие комиссии.

Гитлер сказал:

— Баба в политике вызывает у меня отвращение. В 1924 г. мне встретились две такие — они хотели стать депутатами рейхстага! Невыносимо, смешно и жалко было слушать их рассуждения!

Голос 2

Мир держится на трещинах.

Устойчивость мира рыночных свобод обеспечена ложными противоречиями, раздирающими на части класс наемных работников и препятствующими их самосознанию.

Раса, национальность, сексуальная ориентация — тысячи ложных трещин, разрывов, разломов разобщают трудящихся. Половое различие — одно из них.

Патриархат постоянно подчеркивает гендерную пропасть — фатальное различие, бинар, дихотомия: «женщина и мужчина это разные вселенные».

Но, может быть, сходств больше, чем различий? Ведь женщина и мужчина это не «две половинки», не разные миры, не антагонистичные экзистенции, не манихейские противоположности. Никто из психологов, в сущности, не доказал принципиальную разницу женской и мужской психологий.

Мужчина и женщина это единый биологический вид, — человек.

Голос 1

И, наконец, о предназначении.

Человек свободен. У него нет никакого предназначения, а есть свободный выбор.

Существование предшествует сущности, — говорил Сартр. Это означает — человек сам выбирает свое предназначение,

Голос 3

чтобы следовать ему затем без страха и сожалений.

Источник: art-initiatives.org